Показать сообщение отдельно
  #77  
Старый 30.06.2010, 18:52
Берельсон (Offline)
Активный участник
 
Регистрация: 15.04.2007
Адрес: Самара
Сообщений: 107
Берельсон is on a distinguished road
Как я понял, ПРЕДСЕДАТЕЛЬ не посоветовал мне завершать эту эпопею, и я вновь двинулся в суд. Всё дальнейшее происходило так, как будто я испытывал дежавю, дополненное некоторыми примечательными моментами.
В самом начале приведу хронологию прошедших событий, не включив сюда многочисленные походы по прокурорам:
13.07.2009 г. я подал в ОСП Железнодорожного района заявление о возбуждении уголовного дела в отношении Манухина за злостное уклонение от выплат по Исполнительным листам.
26.08.2009 г. в ОСП вынесли ПОСТАНОВЛЕНИЕ об отказе в возбуждении уголовного дела по ст.177 УК РФ с мотивировкой:
“отсутствие злостного уклонения”.
03.09.2009 г. я написал заявление в Железнодорожный районный суд и
21.09.2009 г. было ПОСТАНОВЛЕНИЕ судьи Барнаева В.В., в котором мне было отказано с мотивировкой:
в ст.177 УК РФ говориться “о кредиторской задолженности”.
22.09.2009 г. я написал Кассационную жалобу в Самарский Областной суд, который вернул дело в Железнодорожный районный суд.
25.11.2009 г. зам. прокурора Железнодорожного района г.Самары Коржиков С.В. отменил ПОСТАНОВЛЕНИЕ ОСП от 26.08.2009 г. и на основании этого
01.12.2009 г. было ПОСТАНОВЛЕНИЕ судьи Железнодорожного районного суда г.Самары Горбунова Н.М. о прекращении производства по моей жалобе.
05.02.2010 г. дознаватель Головина О.А. вынесла второе идентичное ПОСТАНОВЛЕНИЕ об отказе в возбуждении уголовного дела по ст.177 УК РФ с мотивировкой:
в ст.177 УК РФ говориться “о кредиторской задолженности”.
25.02.2010 г. я написал заявление в Железнодорожный районный суд г.Самары и 09.03.2010 г. было ПОСТАНОВЛЕНИЕ судьи районного суда Горбунова Н.М.
о незаконности и необоснованности ПОСТАНОВЛЕНИЯ ОСП от 05.02.2010 г.
28.04.2010 г. Самарский Областной суд отклонил Кассационную жалобу, поданную дознавателем Головиной О.А..
02.06.2010 г. дознаватель Головина О.А. вынесла третье идентичное ПОСТАНОВЛЕНИЕ об отказе в возбуждении уголовного дела по ст.177 УК РФ с мотивировкой:
в ст.177 УК РФ говориться “о кредиторской задолженности и размер этой задолженности должен быть по новому Федеральному закону более 1,5 млн.р”.
И вот 28.06.2010 г. состоялся районный суд под председательством всё того же судьи Барнаева В.В.
На этот раз с самодовольным видом победителя на суд явился Манухин.
Ещё бы, сам Федеральный закон теперь на его стороне!
В судебной системе явно произошли изменения. Видимо влияние телевизионных мыльных опер под рубрикой: “из зала суда”, сказывается на скорости проведения заседаний. Всё стало укладываться в одно заседание, как в телевизоре. Отличие от телевизора только в том, что нет мужика с автоматом и нет зрителей и свидетелей. Была страшная жара, и бедный судья Барнаев плавал в поту под своей чёрной мантией. Я заранее знал, какое будет решение, но решил не заморачиваться с отводом судьи. Есть такая оригинальная формулировка в начале судебного разбирательства: есть ли у участвующих в процессе отвод судьи или прокурора. Если сделать отвод судьи, то судья как бы удаляется в совещательную комнату, где он совещается с самим собой, а потом выходит и говорит, что отвод отклонён. Кроме затягивания времени, это ничего не даёт, и я, честно говоря, просто пожалел потного судью. Итак, какая могла быть состязательность сторон на этом процессе? И мог ли судья бесстрастно наблюдать за двумя сторонами, чтобы вынести своё законное мотивированное решение, если он заранее знал о новом Федеральном законе и всё согласовал с прокурором. Одна сторона это только я, а другая сторона – это Манухин, его защитница дознавательша и прокурор, с которым, как проговорилась мне дознавательша, она согласовывала это ПОСТАНОВЛЕНИЕ. Явно силы неравные и результат известен. Но заседание нужно было доиграть до конца в соответствии с установленной законом последовательностью. На заседании у меня была возможность задавать вопросы каждому участнику, чем я и воспользовался. Задавая вопросы Манухину, 30 летнему, с виду крепкому мужчине, я выяснил, что у него ничего не болит и что он здоров. Он спокойно признался, что работает водителем неофициально, что ездит также на машине Форд, которая зарегистрирована на его отца. На учёт в службу занятости он не собирается становиться, а официально работать ему ни к чему. И далее следовали все типовые обещания, которые он повторяет уже 7 лет, как видит судью.
Далее я задавал вопросы дознавательше. Пытался выяснить её функции в системе судебных приставов, и почему она всю энергию направляет не на обеспечение исполнительного производства и решения суда, выдавшего исполнительные листы, а на всяческую волокиту и затянула дело уже на целый год выпусками своих ПОСТАНОВЛЕНИЙ. Она что-то мямлила в ответ, типа она должна проводить расследования, а исполнительным производством занимаются приставы. В этот момент я резко спросил, знает ли она, кто дал Манухину машину, на которой он совершил преступление. Она пыталась уйти от ответа, но всё-таки призналась, что это отец Манухина, который работает вместе с ней. Тогда я спросил, а не мать ли Манухина выдала ей эту красивую форму приставши со звёздочками на погонах. Растерявшись от такого вопроса, она сказала, что именно мать Манухина выдала ей эту форму. Тут как вскочит прокурор, точнее помощник прокурора, такой пухленький, чистенький мальчик и как заверещит: снимается вопрос, снимается вопрос, потому что не имеет отношения к делу. Я тут же говорю, что этот вопрос позволяет выяснить откуда ноги растут, то есть причину такой годовой волокиты со стороны дознавательши, тем более, что ответ уже получен. Судья сказал, что вопрос он снимает, но не уточнил, как это реально можно снять то, что не надето.
Периодически стройный ход судебного заседания я прерывал фразами типа: “папрашу занести в пратакол”, после чего выдавал несколько обличительных предложений, комментируя речь дознавательши. Затем с интересом наблюдал, как секретарша что-то пытается записать. Каюсь, но это моя маленькая слабость: уж очень мне нравится эта фраза, хотя я и не понимаю, зачем что-то нужно вносить, то есть писать, в какие-то бумажки, именуемые протоколом, да и кто будет это читать.
Когда дали слово помощнику прокурора, то он произнёс избитую фразу о том, что кредиторская задолженность - это задолженность только перед банком. В ответ я сказал, что такими словами уважаемый помощник прокурора обвиняет законодателя, принявшего этот закон, в аморальщине. Ибо, как я не раз говорил, что, аморально считать, что если должен банку, то подсуден, а если сделал человека инвалидом и не оплатил лечение и лекарства, то живи спокойно. Естественно, на мои слова судья не обратил внимания: говори, не говори, решение уже готово.
Это повествование можно продолжать до бесконечности, но пора добавить строчку в хронологию, приведённых выше событий:
29.06.2010 г. было ПОСТАНОВЛЕНИЕ судьи Барнаева В.В., в котором мне было отказано с мотивировкой:
“отсутствие злостного уклонения”, и дополнительно в ст.177 УК РФ говориться “о кредиторской задолженности, размер которой должен быть более 1,5 млн.р”.

Висел двуглавый на стене
И не смотрел на суд.
Быть может истина в вине,
Законность там, не тут.
Смотрели головы орла
По разным сторонам.
Законность где-то там была.
А, где? Не видно нам!
Спиной к орлу сидел судья -
Весь в чёрное одет.
Пусть никогда судьба твоя
Не знает этих бед.
Да от сумы и от тюрьмы
Страховки никакой.
Чтоб никогда не видел тьмы
Читатель дорогой.
Чтоб этот чёрный человек
Не встретился в пути.
Чтобы прожил спокойно век!
А, коль не так… прости.