Показать сообщение отдельно
  #8  
Старый 17.05.2007, 19:00
Берельсон (Offline)
Активный участник
 
Регистрация: 15.04.2007
Адрес: Самара
Сообщений: 107
Берельсон is on a distinguished road
После стольких судебных процессов и общений со всеми этими представителями Фемиды, я пришёл к выводу, что самую отвратительную роль играет адвокат. Он живёт на деньги клиента, часто маньяка и преступника, и нередко старается воспользоваться любыми хитростями, чтобы отработать эти деньги. Адвокат Манухиных и здесь проявил свою находчивость: он направил нам перевод по почте на весьма символическую сумму по сравнению с теми затратами, которые у нас были за прошедший год. Жена, не разобравшись, пошла узнавать на почту, а узнав от кого эта жалкая сумма, гневно её отвергла, расписавшись в квитанции. И вот наконец через значительное время состоялся областной суд. Теперь явились все Манухины вместе с адвокатом. Специфика суда в том, что кто подал кассационную жалобу тот и говорит первым, и больше уже ему слова не дадут. Поэтому второй выступающий находится в лучшем положении, так как его слова никто не опровергнет и последнее слово остаётся за ним. Я подготовил к суду выступление, оттачивая каждое слово на бумаге, но зачитать мне ничего не дали. Из трёх судей, два мужика, один с усиками, а другой с бородкой, откровенно дремали. Заправляла всем старуха со злобным выражением лица. Я думаю, что за долгие годы судейства она столько наслушалась и навидалась, что утратила такие человеческие качества, как сострадание и сопереживание. Она начала с того, что не дала мне зачитать то, что я написал и с бесстрастным и равнодушным лицом выслушала мою сбивчивую речь, а потом благословно стала слушать адвоката. Этот адвокат просто внаглую врал и говорил такое, чего в помине не было. Он изо всех сил стараясь очернить меня, используя уже наработанные в районном суде приёмы. Но коронным номером его выступления стала та самая квитанция, когда от радости, что ему удалось провести меня, он чуть было не пустился с ней впляс, помахивая квитанцией над головой. В глазах судей бумажка превыше всего, и повернувшись ко мне судья спросила меня: а чего вы тут хотите. Это звучало примерно так: кто ты такой и чего вообще тебе здесь нужно. Что я мог сказать на это. То, что я хочу справедливости, так в судах справедливость не ищут. Сказать, что я хочу торжества закона, но какое может быть у закона торжество, когда законы такие, что дают полное право судьям развлекаться и выбирать в том широком диапазоне наказаний, который даёт закон, любое им нужное: от условного наказания, до реальных сроков. Всё это время прокурорша безмолствовала, и я опять не понял, что делают эти прокуроры и зачем они здесь нужны. Рушились мои представления о том, что прокурор - это представитель государства, призванный защищать потерпевшего. Судьи совершенно на них не обращают внимания и царствуют единолично. Пока будет превалировать в решении судей субъективное начало, всегда будет твориться несправедливость, которая особенно видна, когда дела гуляют из инстанции в инстанцию и везде принимают разные решения, причём потом никогда не выясняют и не разбираются в причинах этого часто диаметрального расхождения в решениях. Как вы уже поняли, судья мне отказала. Вы бы видели с каким горделивым видом адвокат и Манухины выходили из помещения суда. С этого момента решение суда вступило в силу. Мои последующие попытки прояснить новую возникшую ситуацию, привели только к тому, что я узнал о существовании статьи в законе, по которой обжаловать это решение можно только в сторону смягчения наказания и всё. Закон очень заботится о преступниках: ничего, что вынесено неправедное решение в котором неучтены отягчающие обстоятельства, ужесточить наказание уже никто не может.
Пора было переходить к гражданскому суду и делать копии всех товарных чеков и документов, причём в таком количестве экземпляров, чтобы досталось всем участникам процесса. Иск у меня был готов в декабре 2004 года, но из-за того, что суд закрывался перед Новым годом, только в январе 2006 года я смог направить иск в районный суд. Однако все документы по почте вернулись обратно и только потому, что дело опять попало к судье Горбункову, который разозлился на меня из-за того, что я подавал кассационную жалобу в областной суд. Горбунков придрался, что в документах нет доверенности. Я и не знал, что теперь перестал быть представителем потерпевшего и что по закону гражданский суд ничего общего с прошедшим уголовным судом не имеет и, что всё там начинается с самого начала. Пришлось идти к нотариусу, не получать, а именно покупать доверенность, так она стоит денег, и уже с помощью адвоката писать исковое заявления. Я решил снова привлечь адвоката к работе, так как понял, что судья может воспринимать только слова адвоката, а меня просто не считает участником процесса, имеющим хоть какие-то права. Иск был подан на судебного пристава Манухина, как титульного владельца средства повышенной опасности - так обзывает автомашину наш дорогой закон. В марте 2005 года пришла повестка в суд. Судьёй была Казакова. Разве я мог предположить, что эта судья переплюнет всех в своём преступном судебном творчестве.