Показать сообщение отдельно
  #5  
Старый 20.11.2009, 16:40
Аватар для Pasha Prokopev
Pasha Prokopev (Offline)
Член Координационного совета МООА "Свобода Выбора" /
член Координационного совета Питерского регионального отделения
МООА "Свобода Выбора"
 
Регистрация: 15.05.2006
Адрес: Санкт-Петербург
Сообщений: 5,318
Pasha Prokopev will become famous soon enough
Угонщик джипа Николая Черова помещен в психушку (Газета "Якутск Вечерний")


Шумиха вокруг «дикого» Lexus`a, в народе именуемого просто «джип Коли Черова», поднявшаяся на прошлой неделе, заставила нас самым внимательным образом отслеживать то, как развивалась ситуация. Напомним, на прошлой неделе Lexus, несколько месяцев назад уже протаранивший автобусную остановку и несколько машин, снова засветился: летя на полной скорости, ударил сразу два автобуса с пассажирами. В первый раз в машине был сам Николай Черов, по собственному признанию уснувший за рулем. Во второй раз виновником аварии официально объявили 19-летнего парня из Батагая. Он, мол, угнал машину, не справился с управлением и попался на месте. На долю же Николая Черова выпали переживания и разбитая машина.

В начале этой недели угонщика поместили… в психоневрологический диспансер.
С острыми галлюциногенными приступами парня госпитализировал собственный отец. По его словам Максим Стахнюк (сын) ведет себя неадекватно, считает, что его мама умерла, а сам хочет покончить жизнь самоубийством.
Николай же Черов проходит по делу, как потерпевший.
Начальник I-го ГОМа Николай Андреев:
— Сейчас возбуждено уголовное дело по факту угона. Потерпевший — Николай Черов. Находился ли он в тот момент в машине? Нет. В машине его не было. Пока ведется расследование, разглашать информацию не имеем права.
На месте происшествия был задержан 19-летний первокурсник одного из институтов Якутска Максим Стахнюк.
Отец подозреваемого рассказал «ЯВ», что его сын познакомился с Николаем Черовым не то на подпольных, не то на товарищеских боях. Якобы тому понравилось, как бьется молодой батагаец. Узнать, так ли это на самом деле, у самого Николая, мы не смогли.
Как сообщил редакции его отец, бывший зампред Совета министров ЯАССР, Иван Данилович Черов, Николай находится в больнице. У него вырезали фурункул.
Зато в редакцию приезжал водитель Николая, уверявший, что ранее Максима ни он, ни его работодатель никогда не видели.
А теперь об этом по порядку.
Петр Стахнюк, отец Максима, обвиняемого в совершении ДТП, живет в Верхоянском улусе. Узнав о случившемся, он экстренно вылетел в Якутск защищать сына. Причем сделал это довольно странно: по заявлению отца, Максим был госпитализирован в психоневрологический диспансер.
— Мы часто созванивались с Максимом. Он сам в последний раз звонил на мой день рождения, 11 ноября. На следующий день мы отправили ему деньги, он должен был получить их в пятницу, — рассказывает отец. — Вместо этого 13 ноября днем с его телефона позвонил следователь. Он нам сообщил, что Максим задержан по факту угона, хотя могу сказать, что он ездить не умеет. По словам следователя, Максим утверждал, что его отец, то есть я, умер два года назад, а мама — два дня назад. Следователь сказал, что он хочет покончить жизнь самоубийством. Естественно, я тут же вылетел в Якутск.
Из милиции мне его отдали под написанное мною обязательство. По дороге оттуда я увидел, что он ведет себя явно неадекватно: то боксирует в воздухе, то заговаривается. На мои вопросы отвечал, что никакой машины не угонял. Кстати, меня-то он признал, а про маму, даже после телефонного разговора с ней, утверждает, что ее нет в живых. Обвиняет меня: «Ты почему не дал мне маму похоронить?».
А вечером он сказал:
— Тебе хорошо спрашивать, а был ли я в машине. А тебе когда-нибудь пистолет ко лбу приставляли? А мне приставляли.
— Кто? Как? При каких обстоятельствах?
— Я не понял. Сам Максим как-то мне сказал по телефону, что с Черовым познакомился в бойцовском клубе. Якобы Черову понравилось, как он бьется... Утром в субботу мы пошли к следователю, а оттуда пришлось увозить сына в психушку. А что делать? Он вообще стал заговариваться. Я думал, может быть, он что-нибудь покурил? Но медики ничего в крови не обнаружили.
— Сын мне сказал, что сидел в ресторане «Тамерлан», пил сок, потом его затошнило, он вышел на улицу, а очнулся уже в камере. Но я еще раз повторяю, что сын даже с места трогаться не умел, не говоря уже о том, как он объехал столько светофоров. Тут явно какая-то… Да и Черов… Такой человек, давно бы меня уже вычислил и сказал бы искать деньги. Дорогую машину ведь разбили. Но до сих пор ко мне никто не обращался. И вообще, такую машину не так-то просто открыть, все-таки там сигнализация. А сейчас почему-то они (милиция) тянут с просмотром записи. Видеозапись из «Тамерлана» они изъяли только в субботу, а просмотреть до сих пор не могут, мол, нет какой-то технической возможности. Да я хочу просто узнать, если мой сын там был, то с кем он сидел за столом? Что ему всунули? Я обзвонил всех его друзей, никого в тот вечер в «Тамерлане» не было.
Сейчас я собираюсь продавать машину и везти Максима в Москву, к хорошему специалисту на обследование. В семье у нас все здоровые, наследственных психических заболеваний быть не должно. А милиция откладывает судебную экспертизу, мол, ждут, когда он придет в себя.

«Я забыл закрыть машину»






На протяжении всей этой недели журналисты «ЯВ» пытались взять комментарии у самого Николая Черова. Однако его отец сослался на неважное состояние сына. Комментировать историю нашему изданию Иван Данилович не стал, но вчера связался с редакцией, и предложил послушать водителя Николая — Кирилла Стручкова.
Персональный водитель Черова Кирилл Стручков:
— Я давно работаю водителем Николая, но именно на Lexus пересел недавно. А так, у нас много машин было. В четверг вечером у Николая были деловые переговоры в кофейне «Да Винчи» (кафе, находящееся рядом с «Тамерланом». Прим. ред.). Я сидел, пил чай за другим столиком, а Николай с бизнесменами обсуждали свои дела. Вдруг где-то в районе 19 часов заскочили работники и закричали, что наша машина таранит всех подряд. Мы выбежали на улицу: машина стояла еще на стоянке, но вокруг уже были битые машины. Одна на тротуаре, другая подальше, у фонтана, третья на парковке. Мы подбежали к своему джипу, но парень забаррикадировался изнутри. А потом рванул через площадь, в сторону улицы Петра Алексеева на дикой скорости. Мы сели в машину компаньонов Николая. Пока выезжали, ему на мобильный позвонили знакомые и сказали, что машина битая стоит на перекрестке у Дома быта.
— Выходит, машина не стояла на сигнализации?
— Дело в том, что у нас два стандартных брелка: один у меня, один у Николая. Машина закрывается-заводится лишь нажатием кнопки. Николай свои ключи оставил в машине, я же просто забыл закрыть. Получается, машина стояла открытая…
— Что было дальше?
— Мы примчались туда. Lexus стоял на тротуаре, носом воткнутый в забор. Угонщика задержали, и он уже был у сотрудников ГАИ. Николай расстроился, махнул рукой и сказал мне, чтобы я сам разбирался. У меня есть доверенность, поэтому я имею право. Я вызвал эвакуатор, хотел утащить на базу, но гаишники запретили. Я написал заявление в 1-м ОМе. Был там до ночи.
— Вы оценили свою машину?
— Пока нет. Но восстановление экономически нецелесообразно. Вся машина по кругу бита, особенно передняя часть. На «морде» живого места нет, серьезные кузовные повреждения. Один металлический уголок от забора зашел через водительское место в салон, где педали, порвал сиденье и проткнул его насквозь.
— Зачем Черову водитель? Почему вас не было рядом, как сменщика, когда он пригнал машину из Амурской области?
— Водители у него давно, человек он деловой, не всегда удобно быть за рулем. А в Амурской области у него были деловые переговоры, он договаривался о поставке техники.

«Просто так совпало»

Следователю, которого назначили разбирать дело одного из членов семейства Черовых, на вид не больше 25 лет. Его зовут Дмитрий ПИМЕНОВ.
— Вы допрашивали Черова?
— Да, он к нам приезжал.
— Допрашивали подозреваемого Максима?
— Конечно! Это у вас в газете за неделю проходит масса событий. У нас же продолжается работа. Идет все медленно, подключены разные ведомства. Мы допрашиваем очевидцев, изымаем фотографии, сделанные на камеры мобильных телефонов. Это долгая процедура. Кстати, как очевидцев можем вызвать и вас. Вы же там были.
— Почему нельзя расшифровать кадры камер наблюдения из центра города, когда угоняли джип?
— Кто сказал? У нас есть УВДшная съемка.
— Покажете?
— Не имею права. Я вас прекрасно понимаю, вы хотите новой информации. Но поймите, что это дело для нас ясное, как день. Нам нужно только время для того, чтобы его расследовать по всем нормам. Тут просто так совпало, что это вторая авария с этим джипом. И фамилия у владельца громкая. А так дело очевидное.
— Что конкретно вам понятно?
— Не имею права…

Вместо эпилога

Несмотря на очевидность, о которой говорит Пименов, в деле полно странных моментов. Что такого произошло с Максимом С.? Почему заявление об угоне было подано через три с лишним часа после угона? Ведь представители владельца машины прибыли на место практически сразу после ДТП… Почему водителя с такой быстротой увезли с места происшествия? Почему нет ни одного упоминания об опросах очевидцев – тех же пассажиров и водителей автобусов? Увидим ли мы запись?


Что касается старой «аварии»

Оказывается, полюбовного решения вопроса, о котором говорилось раньше, не случилось. Николай Черов предоставил право договариваться с участниками сентябрьского ДТП московской фирме-страховщику, которая на этой неделе на всех выплатила максимально положенную сумму в 160 тысяч рублей. А по результатам независимой экспертизы ущерб, нанесенный только «Тойоте-Филдер», оценивается в 170 тысяч рублей. Сам же виновник ДТП, «заснувший за рулем», отделался штрафом в одну тысячу рублей. Сейчас участники сентябрьской аварии собираются подавать в суд на Черова и требовать полного возмещения ущерба.
Максим Уланов, Михаил Романов.
__________________
921-5685311 Паша Прокопьев
Ответить с цитированием