Показать сообщение отдельно
  #9  
Старый 18.05.2007, 18:50
Берельсон (Offline)
Активный участник
 
Регистрация: 15.04.2007
Адрес: Самара
Сообщений: 107
Берельсон is on a distinguished road
Почему я так нелестно отозвался о судье Казаковой, да только по одной причине: это же каким криминальным талантом нужно обладать, чтобы зная всё о трагической ситуации и о том, что потерпепевшему нужны деньги, чтобы лечиться, суметь затянуть столь очевидное гражданское дело на целых два года и так хитроумно затянуть, что это дело опять вернётся в тот же суд, и всё начнётся с начала, как-будто и не было этих тяжёлых для потерпевшего прошедших лет. Но всё по-порядку. Первые несколько заседаний суда прошли впустую из-за неявки Манухиных. Наконец вместе со своим адвокатом они явились и первое что потребовали, так это проведения судебно-медицинской экспертизы. В рамках уголовного дела эта экспертиза уже была проведена и довольно оперативно, в течении нескольких месяцев. Я попробовал возразить, но мне сказали, что та экспертиза никакого отношения к делу не имеет и нужна новая экспертиза. Моя адвокат поддержала Манухиных, сказав, что так будет лучше. Только сейчас я понимаю, кому лучше. И здесь начался отработанный процесс затягивания времени. Оказывается, по закону, на время проведения экспертизы судебное дело приостанавливается, а на сколько, так таких сведений закон не даёт. Для экспертизы стороны подготовили вопролсы, согласовали их и судья вынесла решение о направлении этих конкретных вопросо на экспертизу. Как положено по закону эксперт для проведения экспертизы запрашивает судью о предоставлении необходимых документов. Судья Казакова ничего не предоставляет и через месяц эксперт возвращает дело в суд. Такая игра в футбол проходила несколько раз. К сожалению, пока были эти игры с экспертизой, Саша пернёс ещё две тяжёлые операции. На голове, в месте установки пластины началось отторжение. Хирург вначале пытался это устранить, но первая операция не помогла и пришлось провести вторую операцию по удалению этой этой титановой пластины. Только благодаря замечательному хирургу из нейрохирургического отделения Пироговки операция была проведена очень быстро и Сашу удалось спасти. Пластина крепко вросла вместе с шурупами и пришлось её выдирать. Трудно сказать с чем было связано отторжение, может с недостаточным уходом и лечением, всё-таки в моей семье из трёх человек, два инвалида 2 группы, а помощи никакой. И вот так Саша остался с незакрытой дырой в черепе. А футбол продолжался, причём моя адвокат, как я думаю по причине не очень большой оплаты за её услуги, не проявляла особой активности, но, скажу честно: на все заседания суда являлась добросовестно. Понимая, что я сильно завишу от судьи, я пытался достучаться до неё и уговаривал ускорить экспертизу. Ничего не помогало, затем я начал жаловаться. Но система везде одна: жалуешся в областной суд, так жалоба возвращается в районный, а тебе присылают примитивную отписку. Наконец подошло время и решение экспертизы поступило в суд. Раньше для меня эксперт был каким - то небожителем, ведь он проводил экспертизы, на основании которых могла решиться судьба человека, но, прочитав это решение, я просто был ошеломлён. Скажу сразу, я видел, как адвокат Манухиных и эксперт, не скрываясь, обнимались в здании суда, когда я вызвал эксперта для объяснения. Оказывается они были старыми приятелями ещё с милицейской молодости адвоката. В так называемой экспртизе вдруг появились ответы на те вопросы, которые перед экспертом не ставились. Так я узнал, что наш закон позволяет эксперту отвечать расширенно, т.е. на те вопросы, которые не были согласованы в суде со всеми сторонами процесса. Совершенно ясно, кто ему сформулировал и подобрал вопросы и ответы.Не знаю. стоит ли утомлять деталями, но эксперт Сиротин отмёл необходимость дополнительного питания, необходимость противопролежнего матраца и необходимость отдельной палаты. Когда эксперт на заседании с апломбом отвечал на простые вопросы, ответы на которые мог дать любой человек, то судья его слушала, а что бы я не говорил, ей было всё равно. Я говорю, что дополнительное питание было необходимо, чтобы вытащить с того света человека, потрявшего 27 кг массы тела и более двух литров крови. На что уважаемый эксперт ответил, что хватило бы и простой кашки. Насчёт существования противопролежневых матрацев, он ничего не слышал и, прицепившись к слову ортопедический матрас, начисто отверг его необходимость, как я не доказывал, что у больных с черепно-мозговой травмой, находящихся в коме, пролежни образуются очень быстро и что этот матрас спас Сашу. Анлогично, он отвергал и необходимость отдельной палаты. Я сразу представил себе, как Саша метался бы температурой за 40, с параличём правой стороны тела, с дырой в горле, а рядом всю ночь на стуле сидела бы его мама, инвалид 2 группы, и ухаживала за ним. Надолго бы её хватило. Самое интересное, что эксперт ответил на эти вопросы, а они судом не ставились. Тогда я пошёл в это бюро судебно-медицинской экспертизы, к начальнику этого эксперта д.м.н. Ардашкину. Скажу честно, честные люди ещё остались. Несмотря на то, что ему нужно было защищать, как говориться честь мундира, он написал в суд письмо, в котором сказал, что по этим вопросам экспертиза была проведена не полностью. Однако судья Казакова проигнорировала и мои слова и мнение уважаемого профессора и приняла к сведению только то, что ей подсунул эксперт. Как я уже говорил, всё это тянулось 2 года и наконец 4 декабря 2006 года Казакова вынесла решение, но не всё, а его резолютивную часть. Закон позволяет полное решение вынести позже, но не позднее, чем через 5 дней после вынесения резолютивной части. Но не зря же я сказал о криминальных способностях судьи. Она ухитрилась ещё на 2 месяца задержать вынесение этого решения, оценив моральный ущерб, т.е. все ужасы и физические страдания, которые перенёс мой сын, и всё, что перенесли мы за эти 4 года, в 100 т.р. Мне потом сказали, что моральный ущерб в России даже за покойника оценивают максимально в 60 т.р. Вот так-то, что там говорить о высоком и вечном, о бесценности человеческой жизни. Особенно в России она бесценна, в смысле никакой цены , кроме как для самого носителя этой жизни, не имеет. Какие там философы утверждалют, что человек-это целая вселенная, не верьте, есть много железок, котрые стоят дороже человеческой жизни. А дальше всё оказалось банально просто, адвокат Манухиных подал кассационную жалобу, в которой он кощунственно утверждал, что стоимость той титановой пластины Манухины не должны оплачивать, и что вообще суд был неправильный, так как был выбран ненадлежащий ответчик. Я немного поясню. Судебный пристав дал свою автомашину покататься и написал от руки на бумажке простую , то есть никем не заверенную доверенность. Эта доверенность вдруг внезапно нашлась в материалах уголовного дела. 2 года, пока шёл гражданский суд, она не находжилась, а вот к областному суду вдруг нашлась. Прокурор железнодорожного района Макагон, ни разу не был ни на одном заседании, а тут написал своё оопределение в областной суд, где повторил слова адвоката, хотя по закону, как не участвующий в процессе, не имел права писать это определение. И вдруг эта бумажка приобрела страшную силу. Оказывается, в хитро написанной статье закона сказано, что, если бы не было этой бумажки, то ответчиком был судебный пристав Манухин, а так как бумажка появилась, то ответчиком может быть только его сын - водитель. Получается можно доверить свою автомашину любому, только нужно написать бумажку, и ты уже ни за что не отвечаешь. Это примерно, как имеешь оружие, написал бумажку и отдал оружие кому хочешь, и пусть он развлекается, а автомашина может принести несчастья и побольше, чем оружие. Вот так закон! На областном суде выслушали адвоката, который потрясал уже не квитанцией, как на предыдущем суде, а бумажкой написанной самим судебным приставом Манухиным, и приняли решени о возвращении дела обратно в районный суд на новое разбирательство уже с новым судьёй. Вы бы видели, как та троица: адвокат и Манухины обнимались с приставами областного суда и, как гордо и с ухмылками, смотрели на меня.
Сейчас начинаются новые судебные процессы. Я случайно узнал, что водитель Манухин подрабатывает перевозками продуктов на Газели.
На Газели можно и побольше натворить, чем на легковой машине.
Перед законом он чист, 2-х летняя условная судимость давно погашена. Он прописан на другой квартире, и что с него взять, уж об этом-то позаботились.
Что в итоге: Продолжение судов, в октябре будет 4 года с того страшного дня. Когда-нибудь, но решение суда будет, после чего начнётся новая глава: в бой вступят новые силы, так нужно будет у судебных приставов искать справедливости, а я видел, как с ними обнимался Манухин.
В итоге мой сын остался инвалидом с незакрытой дырой в голове, он потерял селезёнку, полностью оглох на правое ухо, у него неправильно сросся позвоночник, его шатает и ему нужно постоянно принимать лекарства, чтобы не было припадков.
Но главное, что он, несмотря ни на что, выжил.
Мы смогли всё выдержать, конечно, весь вопрос какой ценой. Набрались опыта, а я даже судейского. Все иллюзии рассеялись и реальность российской жизни предстала во всей красе.
Да здравствует наша судебная система, созданная великим творческим гением лучших представителей законотворчества.
Да здравствуют эти великие представители судебной системы, живущие на наши налоги, и с важным видом творящие над нами правосудие.